Ворота в Патагонию

Автор: | Опубликовано: 24/01/18

Когда регистрируетесь на рейс Сантьяго – Пуэрто-Монтт в Чили, есть смысл побороться за место у иллюминатора с левой стороны. В этом случае вы получите уникальную возможность в течение полутора часов наблюдать сверху то, что сами чилийцы обычно видят снизу, да и то при хорошей погоде: Анды с их бесконечной цепью заснеженных вулканов, торчащих из облаков, точно хребет доисторического животного.

Нигде на планете нет такого количества вулканов в отдельно взятой стране. В Чили их больше трех тысяч.

В Чили более 3 тысяч вулканов, и многие из них вы можете увидеть в полете из Сантьяго в Пуэрто-Монтт

Сравнение с доисторическими обитателями Земли несильно притянуто за уши. Последние открытия палеонтологов говорят о том, что на Юге Патагонии когда-то находился настоящий парк юрского периода. Здесь уже найдены скелеты травоядных динозавров, и есть все основания ожидать другие находки – от плотоядных динозавров до птерозавров.

Вулкан Осорно: вид с рынка Анхельмо, Пуэрто-Монтт

Впрочем, так далеко – географически и по времени — в своем путешествии на Юг Чили мы не забирались, ограничившись изучением Пуэрто-Монтта и окрестностей, а затем провели два дня на берегу озера Льянкиуэ. В этой поездке была одна константа: вулканы. Они то прятались за облаками, то, как кокетка перед зеркалом, неожиданно сбрасывали с себя завесу и тотчас вновь заворачивались в тучи.

Город Пуэрто-Монтт, которому в путеводителях присвоили романтические названия Ворота в Патагонию и Столица Озерного края, совершенно не туристический (чем и хорош). Местные называют его Муэрто-Монтт («Мертвый Монтт), имея в виду почти полное отсутствие каких-либо достопримечательностей, если не принимать за таковую безвкусное изваяние влюбленной парочки на набережной. Эту скульптурную группу циклопических размеров даже внесли в список самых странных монументов Западного полушария, где она занимает почетное второе место, вслед за памятником утопленнику на пляже уругвайского курорта Пунта-дель-Эсте.

Эту парочку влюбленных на набережной Пуэрто-Монтта занесли в список самых странных памятников Западного полушария.

В Пуэрто-Монтт обычно приезжают по делам, потому что здесь сосредоточены предприятия по переработке лосося – важнейшей отрасли чилийской экономики; — либо отправляются из города на озера или еще дальше на юг, собственно в Патагонию.

Рыбак только что разгрузил лодку после утреннего улова

При этом Пуэрто-Монтт сохранил свойственный южным чилийским городам дух форпоста: Юг в XIX веке Чили был чем-то вроде американского Дикого Запада. Европейское население испанской колонии вытесняло ожесточенно сопротивлявшихся индейцев мапуче, медленно отодвигая границу «освоенного» пространства все дальше на юг.

Индеец-мапуче на рынке Анхельмо

Если отойти за пару кварталов от набережной, где развивается гигантское полотнище чилийского флага, вы увидите множество домов, построенных, как фактории. Их интересной особенностью являются стены, покрытые, как рыба чешуей, деревянной черепицей. Чилийский Юг – одно из самых дождливых мест на планете (точно так же, как Север Чили – самое засушливое место на Земле), и вот эта деревянная черепица предохранят стены от гниения, вода стекает с нее, не забираясь внутрь.

Изначально «черепицу» делали из древесины алерсе. Это исполинское дерево, достигающее 50 метров в высоту, способно простоять до нескольких тысяч лет. В 1997 году журнал Science опубликовал описание алерсе, названного «Большим Дедушкой», возраст которого был определен в 3622 года. Самый старый город Европы, испанский Кадис, насчитывает всего 3 тысячи лет. Извержение Везувия, засыпавшее пеплом Помпеи, произошло менее двух тысяч лет назад. А Большой Дедушка все стоит.

Традиционный дом в патагонском стиле: одет в чешую деревянной черепицы сверху донизу

Проблема в том, что в наши дни Большой Дедушка стоит почти в полном одиночестве. Во время колонизации Патагонии абсолютное большинства уникальных деревьев было варварски уничтожено. Европейские колонисты, среди которых было много немцев, австрийцев и хорватов, расчищали территории под посевы наиболее древним из известных человечеству методов: подсечно-огневым.

Рынок Анхельмо в Пуэрто-Монтте: внизу торгуют, наверху едят

Нам за почти неделю на Юге Чили так и не довелось увидеть ни одного алерсе, не считая разделочных досок из его древесины, которые продаются на рынке Анхельмо.

Анхельмо – вот главная достопримечательность лишенного достопримечательностей Пуэрто-Монтта. Вся торговля сосредоточена в крытом павильоне первого этажа и во дворе (когда не идут дожди), а на сваях полукругом расположена галерея маленьких ресторанчиков, которые в Чили называют «косинериас». Можете закусывать дарами океана, попивая чилийское вино, с видом на морских львов, которые греются на солнышке в ожидании своего обеда: на рынке всегда много обрезков рыбы, и эти ушастые тюлени уже давно отучились самостоятельно охотиться.

Морские львы нежатся на патагонском солнце на рынке Анхельмо

На рынке Анхельмо можно также увидеть некоторые из удивительных вещей, которые выращивают на Юге Чили люди, и кое-что из того, что человек научился использовать из богатств холодного Тихого океана.

Впервые в жизни держу в руках слоновий чеснок

Нигде мне не встречался такой гигантский чеснок. Я не устояла перед соблазном набрать в ладони несколько долек этого чилийского чеснока, предварительно спросив разрешение у хозяйки. С учетом того, что мы покупали у нее меркен, она отнеслась к моей затее достаточно снисходительно.

Продавщица цветов на рынке Анхельмо

Меркен – это необходимый компонент чилийской кухни, как в Грузии – сванская соль; он придает любому самому простому салату или жаркому чилийский вкус, который ни с чем не спутать. Лучший меркен делают в Патагонии индейцы мапуче. Для этого перемалывают высушенный острый перец «качо де кабра» («козьи рога») и готовят на его основе ароматную смесь. Точно так же, как сванская соль – это не столько соль, сколько смесь специй, так и меркен – это не столько перец, сколько приправа. Она может быть более или менее острая, а также копченая.

Вот такой лук вырастает во влажном климате Патагонии

Бесполезно перечислять дары океана, которые вы встретите на рынке Анхельмо, хотя бы потому, что их названия вам ничего не скажут. Но не могу не упомянуть водоросли качайюйо. Издалека они похожи на упряжь для лошади и, на первый взгляд, совершенно несъедобны. Однако чилийцы умудряются делать с ними множество достаточно вкусных блюд. В Пуэрто-Монтте мы познакомились со швейцарским шефом Фредериком Эмери; он возглавляет факультет гастрономии в местном университете. Так вот, швейцарец издал книгу, целиком составленную из рецептов на основе чилийских водорослей. Он угощал меня десертом из кочайюйо, и это достаточно вкусно.

Это легендарные чилийские водоросли кочайюйо

Ну, а о том, что еще есть вкусного в Анхельмо, вы узнаете на втором этаже рынка. Для этого нужно для начала проявить характер и отказаться от настойчивых предложений хозяек «косинериас», которые с высоты своей галереи зорким глазом выделяют в толпе покупателей иностранца и ходят за вами по пятам, задорно восклицая: «Кавалер, не скупитесь, угостите даму обедом!» Мой муж стоически выдержал все эти вызовы, и в итоге, пересмотрев несколько заведений, мы оказались в наименее туристическом из них: крохотной комнатке на три столика, где мы отведали одни из лучших морепродуктов в моей жизни.

Всегда хотела попробовать морских ежей. Но мне и в голову не приходило, что порция ежей может быть такой гигантской (внизу, на рынке, ежей продают в пятилитровых пластиковых бутылях из-под питьевой воды). Свежих ежей сдабривают репчатым луком, кинзой и растительным маслом и – суповую ложку вам в руки.

Все богатство Тихого океана в одной плошке

Однако самое сильное впечатление производит то, что чилийцы называют paila marina, или «морская кастрюля». Представьте себе кастрюлю, куда запустили разом всех обитателей океана: разнообразные ракушки с моллюсками, среди которых выделяется огромный нахальный «локо» («псих»); крабы, разные диковинные рыбы. И все это с меркеном да с соком лайма!

Хозяйка косинерии приправляет морских ежей

Мы только вошли в косинерию, как я обратила внимание на трех дюжих чилийцев, перед которыми стояли чаши с ароматной дымящейся похлебкой. «Что едят сеньоры?» — спрашиваю у хозяйки. – «Что едят мучачос? Сейчас принесу», — улыбнулась она. «Мучачос», младшему из которых перевалило за сорок, тоже радостно заулыбались, одобряя наш выбор.

Чайки зорко наблюдают за всем, что происходит в окрестностях рынка Анхельмо

Мы еще дважды возвращались на Анхельмо за сувенирами, но больше не повторяли опыт этого обеда Гаргантюа. Хорошие вещи в жизни не могут повторяться.

Это в равной мере относится к чилийскому Озерному Краю, где мы провели последующие два дня, рассказ о чем еще впереди.

Ворота в Патагонию
5 | Голосов: 5

Фотографии

Рубрики

Серия статей: Чили, 12/2017

Понравилась статья?

Получайте анонсы новых материалов прямо на ваш почтовый ящик.
Уже более 1000 подписчиков!
 
*Адреса электронной почты не разглашаются и не предоставляются третьим лицам для коммерческого или некоммерческого использования.

Комментариев нет

Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий