В долине страусов

Автор: | Опубликовано: 11/01/14

Народная мудрость гласит: нельзя пожарить яичницу, не разбив яиц. Но это только, если яйца не страусиные. В Южной Африке, на полпути из заповедника Карьега в Кейптаун, мы остановились на ночлег на ферме Берлуда, и утром я впервые в жизни держала в руках гигантское страусиное яйцо и видела своими глазами, как его можно открыть, чтобы приготовить яичницу-болтунью.

Горную долину, где находится ферма, когда-то населяли бушмены, о чем свидетельствует наскальная живопись в пещерах окрестных Свартбергских гор. Первые европейцы достигли этих мест в 1689 году, пробираясь по слоновьей тропе в буше. Но постоянное поселение, которое в дальнейшем станет фермерским городом Оудсворн (Oudtshoorn) — по фамилии одного из губернаторов Капской провинции, — появилось лишь в середине 19 века, вокруг голландской церкви.

Оудсворн так и оставался бы крохотной точкой на карте, без особого смысла и предназначения, если бы не мода на страусовое перо, поразившая Европу и Америку в конце XIX. Глухая провинция Южной Африки неузнаваемо преобразилась. В Оудсворне «страусовые бароны», как их называли, строили свои «страусовые дворцы»; во времена бума в городке работало 12 архитекторов.

Так продолжалось до начала Первой мировой войны. В период между двумя мировыми войнами бум вернулся, но затем окончательно схлынул. В долине и сегодня продолжают разводить страусов, но теперь этих птиц ценят не столько за их перья, сколько за кожу и не содержащее холестерина нежное мясо.

Оудсворн, похоже, приспособился к новым реалиям и явно не бедствует. Но это относится не ко всем обитателям горной долины. На подъезде к Оудсворну мы остановились на полустанке одноколейной железной дороги, привлеченные объявлением, что здесь продаются местные сыры. Как оказалось, никаких сыров здесь давно не производят. Единственное, чем могла похвастать лавка, — это груда пустых страусиных яиц. Перед домом стоял заново выкрашенный, но явно не работающий старинный автомобильчик; на заднем дворе догнивали другие экспонаты ушедшей эпохи.

Мы проехали Оудсворн насквозь по широкой главной улице и в сумерках подкатили к воротам усадьбы «Берлуда». Ферма принадлежит уже девятому поколению бурской семьи Скуман. В папке из страусовой кожи, которую мы нашли в своем коттедже, помимо информации о ферме, городе и истории разведения страусов, есть трогательная фраза от владельцев «Берлуды»: «Мы рады разделить с вами нашу долину». Это не только жест гостеприимства, но и констатация факта: значительная часть владений в долине принадлежит все той же семье Скуман. Да и сама долина носит имя Скуманов — Скуманшук.

(Вернувшись в Москву, я наткнулась в книге по истории Южной Африки на упоминание генерала Стефануса Скумана. В 1860-62 годах он был президентом Трансвааля. Сын его также дослужился до генерала и участвовал в англо-бурской войне. Предками Скуманов были немецкие переселенцы, прибывшие в Южную Африку в 1724 году. Так что семейная ферма, на который мы остановились, — можно без преувеличения сказать, историческая).

Атмосфера на ферме царит самая домашняя. Так, наверное, выглядели сто лет назад фермы в Голландии. Кружевные занавески на окнах, кружевные салфетки, гора подушек с рюшечками на широченной деревянной кровати. Администратор Марилизе, выдавая нам ключи от коттеджей, вручила по маленькой буханке хлеба и пакетики с маслом. Масло покупное, а хлеб выпечен в тот день на ферме. Следом девушка сообщила, что утром нам пожарят яичницу из страусиного яйца. Она же снабдила нас адресом местного ресторана, где мы в тот вечер отведали необычайно сочный бифштекс из страусиного мяса.

Оудсворн расположен в полупустынной зоне, дожди в январе, то есть в разгар южноафриканского лета, — большая редкость. В тот вечер, однако, ливануло так, что тенты перед рестораном, где мы ужинали, с грохотом рухнули. Всю ночь бушевала гроза, и всполохи молний освещали комнату в нашем коттедже, будто кто-то включил полную иллюминацию.
Удивительная цивилизация, которую создали южноафиканцы за последние три с половиной века, с ее высоким уровнем жизни, европейскими удобствами и великолепными дорогами, разумеется, никак не отразилась на климате страны, который нет-нет да напомнит: вы в Африке.

Наутро развиднелось. Горы на горизонте стали совершенно синими, с белыми пушистыми клочьями облаков; трава зазеленела, куст бугенвилии под окном, отряхнув старые цветки, зарделся малиновым цветом. Высоко на дереве большая черная птица с длинным клювом громко, но не искренне жаловалась на жизнь. Фонари по дороге от коттеджа к зданию фермы еще не потушили и отбрасывали желтый свет на корзины пустых страусиных яиц, привешенных в виде украшения.

Мы пришли на завтрак заранее, чтобы заглянуть на кухню и посмотреть, как готовят яичницу из страусиного яйца. Как оказалось, Марилизе это тоже было в новинку: вчерашняя школьница из Кейптауна работает на ферме всего несколько недель.

Не буду дольше томить: страусиное яйцо не разбивают, в нем проделывают с помощью тяжелой рукоятки ножа маленькую дырочку. Для этого кухарка размеренными движениями бьет металлом по верхушке яйца. Когда толстая скорлупа поддается, она аккуратно освобождает лунку, с таким расчетом, чтобы не повредить пленку. Затем острым кончиком ножа вырезает пленку и начинает энергично трясти яйцо над тазом. Занятие это требует терпения: белок и желток страусиного яйца очень тягучие и крайне медленно вытекают из скорлупы.

Одного страусиного с лихвой яйца хватило, чтобы накормить нашу компанию из семи человек. По вкусу яичница не отличалась от обычной.

После завтрака мы распрощались с гостеприимными хозяевами «Берлуды» и отправились в Кейптаун. Не проехали и сотни километров, как увидели на дороге последствия вчерашнего дождя. Обычно пересыхающая в этот сезон река неслась под мостом бурным желтым потоком, и часть полотна уже рухнула в воду. Как впоследствии рассказали нам в придорожном баре, мост вскоре закроют; нам повезло, что успели проскочить и не пришлось ехать в объезд.

О том, насколько нам повезло, узнали, вернувшись в Кейптаун. Ливень, заливший долину страусов, обрушил на землю 200 мм осадков за несколько часов, сообщила газета Weekend Argus. Национальную трассу N1 пришлось перекрывать. Жителей нескольких особо пострадавших ферм и туристов спасали вертолетом. В одном из заповедников наводнение смыло ограду, дикие животные оказались на воле. Если не считать трех человек, утонувших в долине Робертс, по которой мы проехали в сторону Кейптауна, наводнения обошлись без жертв. В 1981 году аналогичное бедствие в этом регионе стоило жизни 104 жителям.

В долине страусов
5 | Голосов: 1

Фотографии

Рубрики

Понравилась статья?

Получайте анонсы новых материалов прямо на ваш почтовый ящик.
Уже более 1000 подписчиков!
 
*Адреса электронной почты не разглашаются и не предоставляются третьим лицам для коммерческого или некоммерческого использования.

Комментариев нет

Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий