Искушение мясоедов на рынке в Монтевидео

Автор: | Опубликовано: 4/02/12

Уругвай оспаривает с Аргентиной право называться родиной танго. Уругвайцы потребляют в два раза больше мате, чем аргентинцы. И, наконец, уругвайский обыватель убежден в том, что мясо в его стране лучше, чем в Аргентине, и жарить его на решетке он умеет гораздо вкуснее, чем жители соседней страны.

Мы провели в Уругвае и в Аргентине не так много времени, чтобы судить о том, кто прав в этом многолетнем споре, но несомненный факт заключается в том, что уругвайцы и аргентинцы когда-то жили в единой стране, точнее, в одной провинции испанской колониальной империи. Затем уругвайцы завоевали независимость, причем не столько от Испании, сколько от соседних гигантов Аргентины и Бразилии. Главный уругвайский герой Хосе Артигас, по крайней мере, был весьма успешен, пока воевал с испанскими войсками вместе со своими союзниками-аргентинцами, но был разгромлен своими противниками аргентинцами и, посыпав голову пеплом, гордо удалился в Парагвай, после чего о нем никто ничего не слышал.

Несмотря на такой не вполне героический конец своей освободительной миссии, Артигас остается, как было сказано, главным национальным героем, а его огромных размеров конная статуя украшает собой центральную площадь Монтевидео. Под монументом располагается Мавзолей героя. Мы хотели в нем побывать, но Мавзолей был закрыт. На наш вопрос, бывает ли он открыт, таксист только развел руками.

По одну сторону просторной площади Независимости находится ничем не примечательное высотное здание из стекла и бетона. Только подойдя к нему вплотную, вы замечаете надпись, свидетельствующую о том, что в этом на вид банковском здании трудится президент Восточной Республики Уругвай. Никаких ограждений, никаких полицейских кордонов. Как объяснил тот же таксист, отсутствие видимых мер безопасности означает, что президента нет на месте. На следующий день президент Уругвая, видимо, также работал с документами на дому, потому что площадь так и не украсилась ни единым полицейским. Счастливая страна, подумала я.

Чтобы покончить с описанием главных достопримечательностей площади Независимости, необходимо упомянуть великолепный образчик небоскреба в стиле ар-деко, который был построен уругвайским архитектором девять десятилетий назад и долгое время считался самым высоким зданием в Латинской Америке.

Изучив центральную площадь, мы с удовлетворением повернулись к ней спиной и направились в противоположном направлении в Старый город по пешеходной улице Саранди (ударение на последнем слоге). В названии улицы запечатлено имя битвы, в которой уругвайские патриоты в 19 веке одержали победу над превосходящими силами бразильцев. Мы шли по торговой улице Саранди, памятуя о том, что первейшим долгом в Монтевидео является отобедать на Меркадо дель Пуэрто, портовом рынке. Это легендарное место, как мы уже некоторое время спустя убедились, не оставляет приезжему ни малейших шансов на победу в столкновении с главным уругвайским оружием современности: бесподобным мясом и его несравненным способом приготовления на решетке. Но, скажу вам честно, готова была бы и дальше продолжать терпеть подобные поражения.

И это при том, что, прежде чем ступить на землю Уругвая, наше семейство закалилось в битвах с «парижадой» в соседней Аргентине. Способ приготовления говядины, козлятины и свинины, а также разнообразных потрошков, которые в обеих странах называют chinchulines, также в принципе одинаков и называется «парижада», то есть жареное на решетке мясо. Но есть и важные, в глазах местных жителей, отличия.

Еще готовясь к поездке, я прочитала в Интернете отзывы аргентинцев, побывавших в Монтевидео. Все они с удивлением сообщают, что решетку уругвайцы держат под каким-то другим углом к углям, отчего вкус жареного на углях мяса якобы совершенно иной.

Заинтригованные этими сообщениями, мы стремились на Меркадо дель Пуэрто, и как-то незаметно отмахали довольно приличную дистанцию под палящим январским солнцем. Рынок располагается в здании бывшего железнодорожного вокзала, который (т.е. вокзал) попал в Монтевидео по ошибке. Когда-то его в разобранном виде доставили из Англии в порт уругвайской столицы по пути в какой-то другой город. Но затем приобретатель вокзала от него отказался. И тогда рачительные уругвайцы собрали чужой вокзал и со временем приспособили его под рынок.

Внешне рынок ничем особенным не выделяется из подобных сооружений всех иных народов. Но, что творится под его крышей!

Фантазии автора Гаргантюа, доведись Рабле дожить до наших дней, показались бы ему бледной детской сказкой. Вообразите людское море сидящих, стоящих и пытающихся протиснуться между первыми и вторыми сотен человек, которые заняты только и исключительно тем, что едят мясо. Это мясо, выложенное на гигантские чугунные решетки, медленно упревает на раскаленных углях, распространяя ароматы, подобных которым я не нюхивала.

Наверное, именно так должен выглядеть ад в воображении вегетарианца. Враг рода вегетарианского, в таком случае, представляет собой плотно сбитого уругвайского мужичину с сильными волосатыми руками, который ловко орудует разнообразными щипцами, перемещая огромные сочные куски мяса на решетке. В распоряжении мясного дьявола две решетки, или «парижи»: одна горизонтальная и другая под наклоном градусов в тридцать. Если я правильно разобралась в технологии, то изначально мясо жарят на горизонтальной решетке, а доходит оно на наклонной. При этом и в том, в другом случае расстояние от углей достаточно велико, чтобы жар был медленным, отчего мясо становится необычайно сочным и нежным, а мясной вкус – концентрированным.

Мы выбрали из многочисленных ресторанов под крышей рынка заведение с незамысловатым названием La Estancia («Поместье»), о котором я прочитала самые восторженные отзывы в Интернете, и это оказалось верным выбором. Пока разглядывали, чем богата здешняя «парижа», у стойки освободилось четыре места, и мы с мужем и сыновьями на них расселись. Дядька, который в нормальном ресторане был бы одновременно и метрдотелем, и официантом, быстрыми движениями ловко протер стойку, раздал меню и придвинул банки с двумя разными соусами «чимичурри». Уже через несколько минут, полрынка знало о нашем заказе – таким громоподобным голосом было объявлено о нем. А как по-другому перекрыть гул сотен мужчин и женщин, которых привело сюда сладострастное отношение к мясу?

Тотчас огромный мужичина у решетки заработал щипцами, вытащил с огня здоровенные куски мяса и ребер, от которых скупыми уверенными движениями откромсал положенные нам щедрые порции, и каждую из них разрубил на удобные для еды куски помельче. Затем достал из обугленной фольги ярко-красные перцы величиной с голову овцы, и так же ловко разделал их. Кажется, мы заказали еще зеленый салат, в котором не было большой нужды. Между тем стараниями первого из тружеников La Estancia на стойке перед нами нарисовалась бутылка простого уругвайского вина Tannat, которое своим терпким вкусом и богатым фруктовым ароматом замечательно оттеняет мясо.
Мы уходили с рынка с чувством людей, которые сделали важное дело или, точнее, к этому делу приобщились. Хотя в толпе вы и слышите подчас иностранную речь, большинство посетителей Меркадо дель Пуэрто – уругвайцы. Как сказал нам один житель Монтевидео, с которым мы разговорились, «не представляю себе жизни, если пару раз в неделю не побываю на рынке».

Город, в котором живут такие люди, не может быть плохим. Нам, впрочем, еще предстояло познакомиться с нравами уругвайской провинции. Но об этом – в другой раз.

Искушение мясоедов на рынке в Монтевидео
5 | Голосов: 5

Фотографии

Рубрики

Серия статей: Радости гриля

Серия статей: Уругвай, 01/2012

Следущая статья:
Предыдущая статья:

Понравилась статья?

Получайте анонсы новых материалов прямо на ваш почтовый ящик.
Уже более 1000 подписчиков!
 
*Адреса электронной почты не разглашаются и не предоставляются третьим лицам для коммерческого или некоммерческого использования.

Комментариев нет

Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий