Рыбалка в Фальшивом заливе

Автор: | Опубликовано: 22/02/14

Фальшивый залив с борта самолета имеет форму правильной подковы. Четыре столетия назад европейские моряки не склонны были ценить великолепные виды на залив цвета индиго в обрамлении скалистых берегов. Еще первые португальские мореплаватели, последовавшие за Бартоломеу Диашем, обратили внимание: выдающийся в море мыс очень напоминает находящийся к северу Мыс Доброй Надежды. Соответственно мыс получил имя Cabo Falso, «Ложный (или Фальшивый) мыс». Отсюда и название залива.

Многие голландские мореплаватели, которые вытеснили португальцев из прибыльного бизнеса по торговле восточными пряностями, нашли себе могилу на дне Фальшивого залива, разбившись о его скалы, когда ожидали найти надежный приют у Мыса Доброй Надежды.

На старом морском кладбище в городе Саймонстаун покоятся моряки разных стран, в том числе, и более десятка наших соотечественников, погибших при разных обстоятельствах за последние два века, и есть даже обелиск в их честь, открытый несколько лет назад.

О существовании кладбища я узнала уже после того, как мы побывали в Саймонстауне на берегу Фальшивого залива. Вообще-то мы ездили не на экскурсию, а на глубоководную рыбалку: мой сын Юра в день своего рождения устроил нам всем такой праздник.

О рыбалке чуть позже, а пока еще несколько слов об этом историческом месте, в котором многое напоминает о России.

Первым из наших здесь побывал в 1808 году шлюп «Диана» под командованием вице-адмирала Василия Головнина. С этим плаванием связана головокружительная авантюрная история, подробно описанная на сайте русского православного храма в Йоханнесбурге. Шлюп попал в плен к англичанам на рейде Саймонстауна, но смог вырваться из окружения и уйти в открытый океан от целой эскадры английских военных кораблей.

Полвека спустя в порт Саймонстауна зашел знаменитый фрегат «Паллада», имя которого обессмертила одноименная книга путевых записок Ивана Гончарова.

Гораздо менее славное событие произошло еще через полвека: в 1904 году в этих водах появилась самая большая эскадра за все время существования порта: русские корабли шли навстречу катастрофе Цусимы. Когда эскадра уже покинула Фальшивый залив, на берегу нашли записку, написанную по-русски кем-то из моряков: «Идем умирать, просим помолиться за нас». Копия записки хранится в одном из музеев Кейптауна.

Сегодня Саймонстаун – красивый курортный городок на берегу Фальшивого залива, куда приезжают на рыбалку туристы со всего света. Этому нисколько не мешает то обстоятельство, что на рейде порта стоит весь южноафриканской военно-морской флот, а на склонах холмов в бетонированных укреплениях со времен Второй мировой войны расставлены мощные береговые орудия, из которых иногда устраивают учебные стрельбы.

Залпы южноафриканских пушек не распугали живность в водах Фальшивого залива. Уже в порту мы увидели морского котика, резвившегося среди яхт. Чуть дальше заметили, как с воды резко взлетела стая чаек и корморанов: это акула гнала рыбу.

Но рассматривать акулу долго не пришлось: Юре на крючок попалась довольно большая рыбина. Извлеченная из воды, она блеснула ярко-желтыми плавниками и хвостом: это yellowtail. Мы несколько раз лакомились белым упругим мясом «желтохвостика» в Кейптауне, и уже предвкушали (как впоследствии оказалось, преждевременно) вкусный обед из собственного улова.

С дальнейшим уловом дело, однако, не заладилось. В заливе поднялась волна, и бороздить его воды сделалось, мягко говоря, не комфортно. Антон, капитан лодки, посоветовал подойти ближе к берегу, где наш матрос Майк покажет нам, как ловить кальмаров.

Предложение привело в восторг моих внуков, которые резонно сочли, что шансов поймать кальмара у них больше, чем извлечь крупную рыбу из бурного моря.

Майк, крупный мужчина лет под шестьдесят, — шотландских кровей, хотя родился в Тимбукту. Антон – потомственный бур в седьмом поколении, чем очень гордится. «Когда мои предки пришли на эту землю, тут никого не было, — с вызовом говорит он. – А тех, кто был, они прогнали».

Вообще-то миф буров о том, что белые переселенцы пришли на девственные земли Юга Африки, давно опровергнут историками, и детей в ЮАР сегодня учат в школах, что заселение страны новыми коренными жителями было осуществлено за счет уничтожения и вытеснения местных племен.

Но я приехала в Южную Африку не спорить, а пытаться понять. И в этом смысле разговор с Антоном на рыбалке в исторических декорациях Фальшивого залива был очень интересен.

Из обрывков разных предыдущих бесед с южноафриканцами я вынесла ощущение, что потомки голландских переселенцев не испытывают особой ностальгии по своей исторической родине. Это отличает их, допустим, от креолов в Латинской Америке, для которых Испания – это неоспоримо Madre Patria, культурная Родина-Мать. Почему с африканерами (бурами), в жилах которых течет кровь голландцев (как, впрочем, также немцев и французов), которые говорят на языке, произошедшем от голландского, живут в домах голландской колониальной архитектуры, — почему с этими людьми такого не происходит?

«А мы не одобряем образа жизни современных голландцев, вся эта толерантность, либерализм и эвтаназия до добра не доведут», — произносит Антон и рубит рукой воздух, будто разделывает большую рыбу. Капитан уверен, что и нынешние власти ЮАР заразились опасным, по его мнению, либеральным духом. «Посмотрите, сколько в нашу страну приезжает исламистов, и как они свободно здесь себя чувствуют, — продолжает Антон. – Во всех терактах последнего времени в Африке след всегда так или иначе ведет в ЮАР», — утверждает он.

Пока мы говорим, наша лодка довольно близко подошла к стоянке южноафриканского ВМФ. Как мне объяснили окружавшие меня на лодке мужчины, футуристические очертания кораблей объясняются тем, что это – суда-невидимки, изготовленные в Германии по технологии stells. Зачем ЮАР такой грозный флот?

«А чтобы потратить деньги налогоплательщиков, — уверен Антон. – Один корабль послали было к берегам Сомали бороться с пиратами, но он вроде как потерялся. А может, пираты угнали», — смеется капитан, но глаза его при этом за стеклами темных очков смотрят твердо.

Филипп и Даня, нисколько не обращая внимания на наш научный диспут, между тем, были заняты настоящим делом. Под руководством Майка они участвовали в ловле кальмаров. Подцепить кальмара на крючок дело нехитрое. Главное до того, как поднять кальмара на борт, хорошенько прополоскать его в море, чтобы избавить от запаса чернил, которыми он ловко плюется – краску потом трудно вывести с одежды. За полчаса наш кулер пополнился полутора десятками кальмаров, переливавшихся на солнце всеми цветами радуги.

Я не удержалась и взяла одного из кальмаров в руки, чтобы получше рассмотреть. Сейчас в заснеженной Москве я вспоминаю об этом моменте чуть ли не с нежностью.

А вот попробовать улов в тот день нам было не суждено. По нашей просьбе Антон связался по рации с парой ресторанчиков в порту, но никто не пожелал потрошить рыбу и кальмаров.

«Что вы хотите, — покачал головой капитан, — рестораны в наши дни привыкли иметь дело с заранее разделанными тушками, никто сам не чистит рыбу».

Мы выразили надежду на то, что Антон и Майк не утратили этих навыков, и получили от них заверения в том, что на этот счет мы можем не беспокоиться. В качестве ответной любезности Майк порекомендовал нам заведение в порту, где можно поесть свежей рыбы. Что мы с удовольствием и сделали, заказав «фиш энд чипс» из желтохвостика.

Рыбалка в Фальшивом заливе
5 | Голосов: 8

Фотографии

Рубрики

Серия статей: ЮАР, 01/2014

Следущая статья:
Предыдущая статья:

Понравилась статья?

Получайте анонсы новых материалов прямо на ваш почтовый ящик.
Уже более 1000 подписчиков!
 
*Адреса электронной почты не разглашаются и не предоставляются третьим лицам для коммерческого или некоммерческого использования.

Комментариев нет

Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий