Несоленый снег: отношение норвежца к окружающей его среде

Автор: | Опубликовано: 20/01/19

Через три года силовые установки кораблей норвежской круизной компании Hurtigruten будут черпать свою силу у рыбы. Я имею в виду не какую-нибудь сказочную золотую рыбку, а самые что ни на есть натуральные лососи, треску и селедку.

Рыба – одно из главных природных богатств Норвегии, наряду с нефтью, газом и лесом. Идея норвежцев заключается в том, чтобы все меньше пользоваться ископаемыми источниками энергии, которые отравляют все вокруг, и все больше применять продукты вторичной переработки рыбной и лесной промышленности.

Рыба, которая не пошла в пищу; отходы деревообработки — все это сырье для производства биогаза. Именно сжиженный биогаз будет двигать турбины норвежских круизных кораблей как один из основных видов топлива.

Датский паром в Осло-фьорде

Норвегия — первый в мире экспортер лосося. Вяленая норвежская треска помогает испанцам продолжать считаться родиной бакалао, хотя значительная часть этой бакалао никогда не попадала в сети испанских рыбаков. Наконец, Германия, потребляющая больше селедки, чем любая другая страна Европы, получает ее – правильно, преимущественно из Норвегии.

Год назад в Чили, которая, благодаря норвежским технологиям, занимает второе место в мире по экспорту лосося, мы видели на перерабатывающем заводе, какие горы костей остаются после разделки рыбы. Норвежцы решили, что эта ценная биомасса должна послужить человечеству второй раз.

Это не просто технологическое решение, а пример того, как в Норвегии относятся к природе. За те 48 часов, что мы провели в Осло, постоянно сталкивались с разными, как правило, бытовыми проявлениями экологического сознания норвежцев.

Зимний тротуар в центре Осло

Начнем с очевидного: гранитной крошки на тротуарах вместо привычной нам соли, разъедающей обувь и отравляющей воздух и почву. Тротуары в Осло по большей части обходятся без соли (исключение составляют подходы к станциям метро, в особенности ступени). Благодаря этому обувь в конце дня не нужно чистить: норвежский снег – это только снег.

Чистота требует жертв

Оборотной стороной этой истории является то, что на улицах норвежской столицы очень скользко, еще более скользко, чем в Москве. Что поделать: экология требует жертв, в том числе, — в прямом смысле слова.

Гранитная крошка не делает улицы Осло менее скользкими; она делает их более чистыми

В первый же вечер, уставшие после целого дня хождения по скользким, но чистым улицам Осло, мы обнаружили в гостинице, что забыли купить воду. Выходить на улицу было лень, и тогда мы полезли в интернет в поисках ответа на вопрос: можно ли в Осло пить воду из-под крана? Оказывается, это довольно популярный вопрос, и ответ на него таков: не просто можно, а нужно! В городе, где все очень дорого, можно сэкономить на пластиковых бутылках с водой. Это, в свою очередь, помогает решать проблему утилизации пластика.

Норвежская вода из-под крана не только совершенно безопасна, она еще и очень вкусна: до сих пор с удовольствием вспоминаю ее – никакая бутилированная вода и близко с ней не сравнится.

Что касается утилизации отходов, то нас удивило отсутствие на улицах разноцветных баков для раздельного сбора мусора. Возможно, они где-то есть, но на глаза не попались. Фокус тут вот в чем. Я читала, что в супермаркетах можно бесплатно взять разноцветные пакеты для разных видов мусора. Затем эти наполненные разноцветные пакеты складывают в общие мусорные баки, а уже на последующей инстанции специально обученные люди сортируют пакеты по цветам.

В отсутствие подробной информации мне трудно судить, насколько такая система экономически эффективнее общепринятой. Но очевидно, что она удобней для человека.

Голые не мерзнут

В городе, язык которого вы не понимаете, одним из наиболее очевидных способов хотя бы немного понять его обитателей, является монументальное искусство. Отдельные памятники мало что говорят о массовой психологии, но, когда таких памятников много (а в Осло гранитные, бронзовые и стальные изваяния встречаются буквально на каждом шагу), это уже что-то определенное.

Прибывающих в Осло на круизных кораблях встречают изваяния голых женщин, бросающих вызов норвежской зиме

Особенностью скульптур Осло является то, что они почти все голые. Это неожиданно в такой холодной стране, как Норвегия, где большую часть года скульптуры проводят под снегом. Резец скульптора не щадит ни женщин, ни стариков, ни даже детей. При входе на каток на рождественском базаре, вы видите пару голых малышей, которые своим стоическим отношением к холоду, вероятно, должны согревать катающихся.

В гавани Осло пассажиры круизных судов и яхт первым делом наталкиваются на изваяние дамы рубенсовского типа, которая своим внушительным голым задом восседает на ледяном гранитном постаменте. Рядом целая семейка нудистов водит хоровод вокруг бесполезного зимой фонтана. Поодаль голая мать с двумя упитанными детьми вольготно расположилась в сугробе в ожидании наступления теплых деньков короткого нордического лета.

В здоровом теле здоровый дух, или в снегу как на травке

Нужно быть психоаналитиком, чтобы в полной мере оценить это удивительное явление и разъяснить, почему потомки викингов из всех видов монументальной пропаганды отдают предпочтение именно нудизму. Но несомненна роль в этом направлении стрит-арта норвежского скульптора Густава Вигеланда. Усилиями этого современника Мунка на окраине Осло создан самый большой в мире парк скульптур одного автора: более 200 каменных и металлических изваяний. Все скульптуры совершенно голые за исключением одной: себя самого ваятель изобразил в одежде.

Скульптуры были подарены городу Осло автором еще при его жизни, когда не все они были завершены. А дареному коню, как известно…

Как принято считать, Вигеланд ваял людей голыми, чтобы отрешиться от такого фактора, как время: костюмы устаревают, человеческая натура остается неизменной.

Прощание с железным конем

В общем вы уже поняли, что норвежцы люди довольно необычные, и, если вы, как я перед поездкой в Осло, взяли на себя труд прочитать романы Ю Несбё, это не должно особенно удивлять.

В прошлом году Норвегию признали самой счастливой страной в мире, и это только отчасти связано с тем, что норвежцы еще и одни из самых обеспеченных людей на планете. Если размер суверенного фонда Норвегии поделить на количество жителей (5,3 млн), получится, что каждый норвежец при рождении вправе претендовать на 19 млн долларов. В том или ином виде государство пытается покрывать основные потребности сограждан.

Норвежский образ жизни предполагает, что большинство людей работает, чтобы жить, а не живет, чтобы работать: в 4 часа пополудни офисы пустеют, а молодые родители разъезжаются по детским садам, чтобы забрать своих чад.

Поскольку норвежцы материально хорошо обеспечены, им не свойственно пускать пыль в глаза соседям: мало кто носит дизайнерскую одежду известных марок, драгоценности, а машина не является признаком статуса.

«Для нас отказ от роскоши является способом бегства от современной жизни – это глоток свежего воздуха и возможность наслаждения великолепием дикой природы», — пишет норвежский журналист Гуннар Гарфорс в статье, опубликованной в The Guardian. Лично для него счастье – это норвежская дача, которая расположена в дикой местности в горах над фьордом. Там нет асфальтированных дорог, электричества и водопровода, но зато летом солнце не заходит круглые сутки, а зимой можно любоваться северным сиянием.

Более сотни круизных кораблей заходят в порт Осло ежегодно. Скоро их трубы не будут портить свежий воздух норвежской столицы

Неудивительно, что Норвегия занимает первое место в мире по количеству приобретаемых новых электрических машин, причем не на душу населения, а в абсолютных цифрах. Норвежцы покупают больше новых электромобилей «тесла», чем американцы.

Поразительно другое: не успев пересесть на электрического железного коня, норвежцы готовы добровольно отказаться вообще от любых железных коней, кроме велосипедов и самокатов. Через два года Осло должен стать первой в мире столицей, в центре которой автомобильное движение будет полностью запрещено. В своем стремлении дышать чистым воздухом жители норвежской столицы готовы идти на все новые самоограничения.

Что возвращает нас к тому, с чего я начала этот пост: к истории о том, как норвежская круизная компания отказывается от традиционного топлива и переходит на биогаз. Знаете, сколько парниковых газов выбрасывают в атмосферу трубы одного большого круизного судна? Столько же, сколько 1 миллион автомобилей, подсчитали в Норвегии.

Несоленый снег: отношение норвежца к окружающей его среде
5 | Голосов: 5

Понравилась статья?

Получайте анонсы новых материалов прямо на ваш почтовый ящик.
Уже более 1000 подписчиков!
 
*Адреса электронной почты не разглашаются и не предоставляются третьим лицам для коммерческого или некоммерческого использования.

Комментариев нет

Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий