На лошадке по волнам, как древние инки

Автор: | Опубликовано: 12/02/15

В Перу вы никогда, даже в самых прозаических ситуациях, не расстаетесь с древней историей. Прилетев в Трухильо на севере Перу (газета New York Times поместила его на 18-е место в списке из 52 самых интересных мировых туристических направлений нынешнего года), мы отправились попробовать местный севиче на берегу океана, на пляж Уанчако.

Трухильо гордится тем, что является родиной перуанского севиче. У меня еще будет возможность написать о севиче отдельно. В данном случае я просто хотела отметить причинно-следственную связь: отправились пообедать – увидели легендарные перуанские лодки из камыша caballitos de totora.

Оказалось, что Уанчако – одно из немногих мест в Перу, где жители не утратили древнего искусства плетения лодок из камыша. На керамике культуры моче сохранились изображения рыбаков, которые, оседлав лодку, как лошадь, несутся по волнам. Эти изображения, между прочим, породили полемику: не являются ли перуанские индейцы первыми серферами?

Я к серфингу не имею отношения, а потому у меня нет собственного мнения в этом волнующем споре, но факт остается фактом: на всем протяжении песчаной косы пляжа в Уанчако стоят носами кверху эти камышовые лодки. Стоят они не как декорации: любой желающий может попытаться почувствовать себя древним инком и оседлать волну на caballito de totora.

Местные рыбаки используют caballitos de totora не для развлечения, а с той же целью, что их предки: расставляют сети, а затем приходят за уловом. Своими глазами этого увидеть не довелось, рассказываю со слов перуанцев.

Филипп уподобился индейцу моче

Вполне очевидно, что название лодок – в дословном переводе с испанского «камышовые лошадки» — гораздо моложе самих лодок. Просто потому, что лошадей, как известно, в Перу завезли испанские конкистадоры. К моменту их прихода на севере Перу культура моче уже фактически исчезла, будучи завоеванной инками.

А вот материальные следы цивилизации в долине реки Моче сохранились. Это, прежде всего, Huaca del Sol и Huaca de la Luna, пирамиды Солнца и Луны.

Когда подъезжаешь к ним, то издалека видно высокую правильной формы пирамиду. Но это не пирамида, а гора; Huaca del Sol и Huaca de la Luna расположились у ее подножия и от такого соседства явно проигрывают.

Что не удивительно. При слове «пирамида» вы представляете себе каменные египетские пирамиды или пирамиды ацтеков в Теотиуакане. Но древние перуанцы строили свои пирамиды и дворцы из глины. Самый большой саманный город мира – это Чан-Чан в окрестностях Трухильо. Стоит ли удивляться тому, что ветер и дожди изрядно сгладили первоначальные формы пирамид Солнца и Луны.

Самая большая из них, пирамида Солнца, в каких-то ракурсах напоминает просто большой холм, и только отдалившись от нее на приличное расстояние, можно оценить замысел древних архитекторов. Чтобы оценить размеры, достаточно сказать, что пирамида Солнца является самым большим из известных на сегодня рукотворных объектов древнего Перу – и это несмотря на то, что треть пирамиды смыло дождями. На строительство пирамиды пошло 140 миллионов саманных кирпичей.

Пирамида Луны дошла до наших дней в гораздо худшем состоянии, чем пирамида Солнца, но с точки зрения тех сокровищ, которые содержатся в ее глубине, она более интересна. Некоторые из вещей, найденных археологами, выставлены в музее неподалеку от пирамиды Луны.

Специалисты считают, что культура моче, существовавшая в первое тысячелетие нашей эры, дала образцы самых совершенных художественных произведений из всего того, что было создано до прихода испанских конкистадоров. К сожалению, в музее не разрешают фотографировать, так что вам придется поверить мне на слово. Роспись на керамике, кувшины и глиняные фигуры выполнены с поразительным мастерством. По сути дела это летопись, по которой можно достоверно судить о том, как одевались, что ели, чем воевали, как любили (в музее Ларко в Лиме есть целый раздел коллекции, посвященный эротическому искусству культуры моче), каким богам молились и какие жертвоприношения совершали.

Севиче в пляжном ресторане Уанкачо, Трухильо

Около пирамиды Луны лениво расхаживают черные безволосые псы. Это древняя порода перуанских собак biringo. По всей вероятности, они бродили здесь еще во времена моче. Древние перуанцы очень ценили их. У biringo температура тела выше, чем у обычной собаки. Biringo использовались как живые грелки: во влажном климате на берегу Тихого океана многие индейцы страдали артритом.

Пока мы разглядывали собак древней породы, мои внуки обзавелись глиняными свистульками в сувенирной лавке рядом с пирамидой. Под их оглушительные трели мы покинули пирамиды и направились обратно в Трухильо. На следующий день нас ждал перелет в южный город Арекипа – возможно, самый красивый колониальный город во всей Южной Америке.

На лошадке по волнам, как древние инки
5 | Голосов: 5

Фотографии

Рубрики

Серия статей: Перу, 01/2015

Следущая статья:
Предыдущая статья:

Понравилась статья?

Получайте анонсы новых материалов прямо на ваш почтовый ящик.
Уже более 1000 подписчиков!
 
*Адреса электронной почты не разглашаются и не предоставляются третьим лицам для коммерческого или некоммерческого использования.

Комментариев нет

Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий