Живая история Мыса Доброй Надежды

Автор: | Опубликовано: 8/01/14

Вероятно, единственное место на Земле, где можно увидеть табличку, призывающую убедиться в том, что под вашей машиной не сидит пингвин, прежде чем завести ее, находится на Мысе Доброй Надежды. Здесь на берегу Индийского (теплого по южноафриканским меркам) океана действительно живут колонии пингвинов.

В течение нескольких часов, что мы путешествовали из Кейптауна на Мыс Доброй Надежды и обратно, нам повстречались: небольшое стадо зебр, бабуины, страусы и, как было сказано, пингвины. Трудно представить себе, что животные, ареал обитания которых обычно отделяют сотни и тысячи километров, вполне добровольно собрались на достаточно узкой полосе земли. Но именно это и произошло на мысе, выдающемся аппендиксом туда, где соединяются воды Атлантического и Индийского океанов.

Вообще людям свойственно придавать самым крайним точкам Земли особое символическое значение. Мне довелось быть, например, на самой западной точке Европы, Кабо да Рока в Португалии. На каменной стеле высечены слова средневекового поэта Комоэнша: «Здесь Земля кончается и начинается море». Камоэнш написал героическую поэму «Лузиада», посвященную великим португальским мореплавателям и завоевателям. Один из таких португальцев, Васко да Гама, оставил след на другой крайней точке Земли, на Мысе Доброй Надежды. В конце XVI века португальцы ставили на мысе каменные кресты, padroens, с гербом Португалии. Оригиналы не сохранились, но с дороги видна белая каменная копия креста Васко да Гамы.

Но сегодня рассказ не о людях, населяющих мыс, а о животных и растениях, которых увидели первые европейцы, сойдя на берег. Пожалуй, среди них тогда не было только страусов. В наши дни обладателей роскошного оперения разводят на ферме близ Cape Point. Все остальные обитают в этих местах с незапамятных времен. Причем чувствуют себя в присутствии человека настоящими хозяевами.

Взять бабуинов. Прежде, чем вы увидите их, вам встретится не одна табличка, предупреждающая, что с этими ребятами («бабуины – опасные дикие животные») надо держать ухо востро. И прежде всего, не пытаться кормить их. В этом случае бабуин может развоеваться не на шутку.

Наша первая встреча с приматами произошла, когда мы уже въехали на территорию заповедника на Мысе Доброй Надежды. Несколько семейств бабуинов вышли на дорогу и рассматривали проезжавшие машины. Вели себя они вполне мирно. Мне запомнилась пара взрослых обезьян, самец и самка, которые вместе держали в лапах детеныша. Самка при этом делила внимание между младенцем и мужем, постоянно облизывала малыша и одновременно чесала за ухом самца, благосклонно принимавшего эти ласки.

Следующая встреча с бабуинами состоялась рядом с фуникулером, на котором туристов поднимают к маяку на самой вершине мыса. Рядом находится закусочная, вокруг которой за столиками сидят и стоят туристы со своими сандвичами, пиццей и салатами. За всем этим с вершины невысокого горного навеса наблюдают бабуины. Судя по тому, что некоторые из них жуют сандвичи, время от времени они совершают набеги на туристов.

Для предотвращения нежелательных встреч человека с его отдаленными предками имеется специально обученный сотрудник заповедника с палкой. Его можно встретить в толпе, а также на козырьке скалы, откуда он лениво гоняет обезьян. Те практически не обращают внимания на него и его палку.

Пингвины на побережье Индийского океана также совершенно не стесняются присутствия человека. На наших глазах довольно большой пингвин выбрался из гнезда в кустах, перемахнул через низкую загородку и деловито отправился по своим надобностям между машин на стоянке куда-то вверх по лестнице, смешно взмахивая своими недоразвитыми крыльями. Его родственник подошел ко мне почти вплотную. Кормить я его не решилась, но посчитала, что несколько капель воды из бутылки освежат аборигена. Пингвин недовольно стряхнул воду с клюва, а служительница, наблюдавшая за этой сценой, зацокала на меня издалека.

Во время всех наших встреч с обитателями Мыса Доброй Надежды я постоянно наблюдала за поведением моих внуков, Филиппа и Дани. Они, конечно, радовались каждой возможности увидеть незнакомое животное, но не проявляли своих чувств особенно бурно, как это часто бывает с детьми в зоопарке. Видимо, естественное поведение животных передается и детям.

Столь же естественно дети ощущают себя среди южноафриканской растительности. Я не пытаюсь забивать им головы умными словами, вроде биома, поэтому они не знают, что в буквальном смысле слова находятся посреди самого богатого биома на свете. Этот биом называется «финбош». Сколько глаз хватает, на Мысе Доброй Надежды земля устлана цветным ковром. При ближайшем рассмотрении ковер состоит из мелких и крупных цветущих кустов. Собственно, это и есть «финбош»: 9 тысяч растений, из которых две трети не встречаются больше нигде на Земле.

Конечно, наиболее известным цветком Южной Африки является протея. Национальный цветок ЮАР недаром носит имя греческого бога Протея, сына Посейдона, который отличался способностью принимать разные облики. Протей существуют десятки видов, из которых нам пока встречались не самые впечатляющие (не считая гигантских королевских протей на уличном рынке в Кейптауне). Из тех, что видели в естественных условиях, самым красивым был отцветавший куст при въезде на страусовую ферму. А вообще куст протеи может достигать двух метров в высоту, а каждый цветок — до 30 см в диаметре.

Но не размеры и яркие краски – самое удивительное в протее, а ее способность возрождаться в огне. Как большинство растений финбоша, протея нуждается в огне не меньше, чем в воде. Частые степные пожары удобряют почву, на которой вновь расцветают цветы. Для протеи огонь также является дополнительным способом размножения: от жара цветки выпускают зонтичные семена, которые разносит по бушу знойный ветер. Так без всякого вмешательства человека этот цикл огня и цветения повторяется из года в год сотни тысяч лет на узкой полоске земли, попытавшейся отделить два океана друг от друга.

…На берегу океана, под маяком, установлен простой деревянный знак, надпись на английском и на африкаанс гласит: Мыс Доброй Надежды, 18’28’26’’ восточной долготы, 34’21’25’’ южной широты. Можно стать на валунах спиной к автомобильной стоянке и туристам с фото- и видеокамерами и долго смотреть, как стаи больших черных птиц низко носятся над морской пеной. Они летят со стороны океана к Земле. Это картина, которую видели португальские первооткрыватели, и за пятьсот с лишним лет она нисколько не изменилась, что создает почти физическое ощущение непрерывности истории.

Уже ради одного этого ощущения стоило ехать на край Африки.

Живая история Мыса Доброй Надежды
Поставьте оценку

Фотографии

Рубрики

Серия статей: ЮАР, 01/2014

Следущая статья:
Предыдущая статья:

Понравилась статья?

Получайте анонсы новых материалов прямо на ваш почтовый ящик.
Уже более 1000 подписчиков!
 
*Адреса электронной почты не разглашаются и не предоставляются третьим лицам для коммерческого или некоммерческого использования.

Комментариев нет

Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий