Карьега: львиная доля

Автор: | Опубликовано: 17/01/14

Заповедник Карьега в южноафриканской провинции Восточный Кейп не столь знаменит, как национальный парк Крюгера, зато может похвастаться (и активно это делает) отсутствием малярии на всех девяти тысячах гектаров, охватывающих пять экосистем флоры, где обитает вся так называемая «большая пятерка» африканской фауны: львы, леопарды, слоны, буйволы и носороги. На встречу с этой «пятеркой», а также множеством иных крупных и мелких обитателей саванны мы и прибыли из Кейптауна. Путь занял сутки.

Закон саванны, который невозможно скрыть от моих внуков, — да это и не входило в мои намерения, – прост и жесток. Есть львы, а есть антилопы гну. И предназначение черных гну, песочного цвета импал, полосатых иньял и других антилоп, а равно бородавочников и иной живности – служить кормом для львов. Точно так же, как предназначение листьев молочного дерева и плодов апунции – кормить жирафов.

Можно сказать и по-другому: в Карьеге обитает семейство львов, а все остальное, что движется, — это их доля.

К счастью, львы бессильны перед слонами и не рискуют нападать на носорогов и буйволов, не говоря уже о гиппопотаме. Да и жираф при всей его внешней эфемерности обладает задними лапами такой силы, что убивает льва наповал с одного удара, говорит рейнджер Томас, который в течение двух дней возил нас по саванне.

Рассказ о заповеднике и его обитателях, таким образом, будет состоять из нескольких главок в соответствии с той ролью, которую они, т.е. обитатели Карьеги, играют. Я начну именно со «львиной доли», просто потому, что антилопы мне понравились больше всего. Но, естественно, не забуду о львах, как не забывают о них ни на миг сами антилопы, грациозно пасущиеся на просторах Карьеги.

Импалы первыми встречали нас, когда машина въехала на территорию заповедника. Они обитают под объеденными жирафом сухими нижними ветками молочного дерева на берегу водоема. Рядом с человеком импала, очевидно, чувствует себя в безопасности и потому не пытается убежать, когда к ней приближается мощный внедорожник Land Cruiser, на каких в заповеднике возят туристов. В открытой машине австралийского производства есть несколько рядов сидений, расположенных на разных уровнях, чтобы впередисидящие не заслоняли обзор «галерке». Такой вот передвижной зрительный зал.

Прежде, чем познакомиться с актерами на сцене, представляю нашего рейнджера. Томасу 38 лет, он зулус, родом из крупного портового города Дурбан. Семьи до сих пор не создал: говорит, при такой работе ни одна порядочная девушка за него не выйдет. Три недели рейнджеры безвылазно живут в Карьеге, и подруг им не положено (в отличие от диких зверей, за которыми они следят). Затем на неделю выезжают на отдых. Так что все последние шесть лет семья Томаса – это животные, о каждом из которых он знает все, а они узнают его в саванне по запаху. Рейнджерам, говорит Томас, не стоит менять марку дезодоранта: это внесет сумятицу в отношения со зверями.

Изо всех обитателей Карьеги больше всего принюхались к Томасу именно львы, что стало огромным преимуществом для нас, поскольку львы подпускают машину Томаса на расстояние всего нескольких шагов, не пытаясь атаковать. Главное правило, которое необходимо соблюдать в машине вблизи животных, — никогда не вставать с сидения, это нервирует хищников, и не только их.

За два дня в Карьеге мы дважды наблюдали львов с близкого расстояния. В первый раз прайд благодушно развалился на траве и не выражал ни малейшего желания приподняться ради гостей. Львята и львицы лениво катались на спине, а их повелитель дремал на боку. По словам Томаса, не так давно львиное семейство задрало бородавочника и пока не испытывало особого голода. Но бородавочник (мы несколько раз видели их по двое, по трое, воровато перебегавших из одних кустов в другие) – несерьезная еда для львов, так что в любой момент кто-то из антилоп может пострадать.

В другой раз львиная семейка вела себя более оживленно. Лев полулежал, высоко держа свою царственную голову, и со спокойным достоинством позировал нам на камеры. Львицы и львята разместились под другими кустами и в высокой траве, откуда время от времени совершали короткие переходы до ближайшего куста.

Излюбленная пища льва – антилопа гну. На вид это остаточно грозное животное с большими рогами. Но гну глупы и не могут спастись от львицы, идущей за добычей для своих львят и их отца.

В задачу рейнджеров входит не только показывать животных туристам, но и поддерживать хрупкое равновесие фауны заповедника. Львы неплохо размножаются в Карьеге, но чтобы их прокормить, необходимо докупать антилоп на стороне. Однако число антилоп тоже не может бесконтрольно расти, поскольку им не будет хватать корма в саванне. Нынешний состав львиного прайда, по мнению Томаса, — оптимальный. Если родятся новые львята, их, скорее всего, продадут в другие заповедники.

Не знаю, питаются ли львы страусами, но, по словам все того же Томаса, страусы — самые глупые животные саванны: их глаза больше их мозга. Но недостаток ума не мешает страусам быть очень эмоциональными. Мы застали совершенно умилительную сцену в буше. Вначале в кусты отправился самец с черным оперением, затем туда поспешила на длинных ногах серая самка. Пара встретилась у куста и долго рассматривала друг друга, их тонкие длинные шеи то сближались, то расходились, и одна пара огромных глаз внимательно изучала другую. Мы не дождались развязки этой сцены и поехали дальше.

Солнце за холмом начало угасать, краски саванны поблекли, и силуэты животных в ней становились все менее различимы. Наутро нас ожидали новые встречи и новые знакомства: с жирафами, зебрами, носорогами и, главное, слонами.

Карьега: львиная доля
5 | Голосов: 1

Фотографии

Рубрики

Серия статей: ЮАР, 01/2014

Понравилась статья?

Получайте анонсы новых материалов прямо на ваш почтовый ящик.
Уже более 1000 подписчиков!
 
*Адреса электронной почты не разглашаются и не предоставляются третьим лицам для коммерческого или некоммерческого использования.

Комментариев нет

Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий