Голландский натюрморт: в музее и в жизни

Автор: | Опубликовано: 25/12/14

В амстердамском Рийксмузеуме разрешается снимать на камеру (естественно, без вспышки). В музее Ван Гога любая попытка навести камеру хотя бы на потолок немедленно пресекается охраной.

Мне не удалось понять, отчего полотна Рембрандта охраняют от самодеятельных фотографов менее ревностно, чем картины Ван Гога, но теперь вы знаете, почему среди иллюстраций к этому посту нет вангоговых «Едоков картофеля».

Рийксмузеум в Амстердаме

Сделавши это уточнение, должна признаться, что часы, проведенные в двух этих великолепных и очень разных не только по содержанию коллекций, но и по устройству пространства музеях, составили одно из самых сильных впечатлений от краткой поездки в Амстердам.

Флорис Класзон ван Дейк. Натюрморт с сыром (1615)

В середине декабря на подходе к Рийксмузеуму оборудован каток, и десятки маленьких голландцев в сопровождении родителей учились столь важному для голландца искусству, как умение стоять на льду. Невозможно было не заметить, что сам по себе каток устроен в подражание тем, что мы видим на полотнах старых голландских мастеров. Таким образом, жизнь и искусство перетекают из одного состояния в другое в Амстердаме, и этот процесс гораздо более многосторонний, чем случайно подмеченное уравнение каток-музей.

Фрагмент натюрморта Адриана ван Утрехта

В наших планах после посещения Рийксмузеума был поход на субботний уличный рынок, а затем обед в Sea Food Bar. Пища духовная и собственно пища в разных видах также оказались легко совместимыми в этом городе, где отсутствие пафоса во всем представляет собой одну из наиболее привлекательных сторон голландского отношения к жизни.

Сыры чаще других продуктов встречаются на картинах старых голландцев.

Мы опасались очередей в Рийксмузеум, которыми пугают туристов, и поэтому заранее купили билеты в Интернете и явились к открытию, в 9 утра. Но никаких толп мы не обнаружили – на катке в этот час было куда оживленней, чем при входе в музей. Что стало еще одним подарком судьбы: мы ходили по одному из лучших мировых музеев чуть ли не в полном одиночестве, и только в середине пути нас настигла первая большая группа неизбежных японских туристов.

Продавец фазанов на уличном рынке в Амстердаме

Голландия – самая густонаселенная страна Западной Европы; в Амстердаме все маленькое, тесное, игрушечное, кроме, пожалуй, музеев. Здесь на пространстве не экономят, и это по контрасту производит особое впечатление. Мы еще вернемся к разговору об устройстве амстердамских музеев, а сейчас о людях и еде на полотнах голландцев.

Устрицы в Sea Food Bar, Амстердам

XVII век в Голландии считался «золотым», тогда же ее называли «страной молока и меда». Богатства, добытые в восточных и западных колониях, приумноженные умелым ведением международной торговли и банковского дела, стали той финансовой основой, которая вызвала к жизни великую голландскую живопись. Но богатый голландский купец или член городского совета Амстердама выглядит необычайно аскетично на портрете, который он щедро оплатил. Вся роскошь эпохи «молока и меда» отразилась в голландских натюрмортах.

Голландские дары моря в Sea Food Bar, Амстердам

По натюрмортам можно судить о том, что и как ели современники «золотого века». Великолепные сыры, гигантские омары, виноград, персики (их доставляли из Италии и Испании), местные жирные устрицы, какие-то необыкновенно сложные пироги с индейкой, сухофруктами и десятками другим ингредиентов – все это голландская кухня XVII века.

Питер Класзон. Натюрморт с пирогом с индейкой (1627)

В музее Ван Гога, где мы были на следующее утро, также не было очереди, и мы точно так же получили редкую возможность наслаждаться картинами без суеты. Музей всего год назад открылся после сложной реконструкции. Кураторы не только изменили физическое пространство, они полностью изменили концепцию, попытавшись показать, что Ван Гог – это не только его отрезанное ухо. Если раньше все полотна художника размещались на одном этаже (в музее 500 картин Ван Гога, из которых экспонируется 200), то теперь их разнесли на четыре этажа, «разбавив» работами современников, многие из которых оказали влияние на Ван Гога, а на других оказал влияние он сам. Иными словами, творчество художника поместили в контекст, и это довольно убедительно доказывает, что Ван Гог был не только обуреваемый безумными страстями самоучка, но мастер, который упорно учился у других, работая над своим стилем.

Музей сыра в Амстердаме

Тема еды также была важна Ван Гогу, но он в данном случае, как мне кажется, ближе к реалистической живописи Вермеера и его картине «Служанка с кувшином молока» («Молочница»), чем к авторам роскошных натюрмортов «золотого века». Знаменитая работа «Едоки картофеля» — это совсем о другой Голландии. Винсент писал брату Тео, что ему было важно показать руки крестьян, которыми они держат вареные картофелины, – те самые руки, которые только что копались в земле.

В одной из десятков сырных лавок Амстердама

Ну, а мы с большим воодушевлением отправились на уличный рынок, который находится совсем недалеко от Музейной площади Амстердама, и уже через несколько минут бродили среди таких же сыров, как на полотне Флориса Класзона ван Дейка. А затем с еще большим воодушевлением отобедали в заведении, скромно именуемом Sea Food Bar. Надо прямо сказать, что композиции, которые здесь создают из свежих и копченых морских гадов и прочих ракообразных, не говоря уже об устрицах, вполне могли бы посоперничать с великолепием натюрмортов из Рийксмузеума.

Голландский натюрморт: в музее и в жизни
5 | Голосов: 7

Фотографии

Рубрики

Серия статей: Голландия, 12/2014

Следущая статья:
Предыдущая статья:

Понравилась статья?

Получайте анонсы новых материалов прямо на ваш почтовый ящик.
Уже более 1000 подписчиков!
 
*Адреса электронной почты не разглашаются и не предоставляются третьим лицам для коммерческого или некоммерческого использования.

комментария 2

  1. maria

    Рийксмузеум + Мауритцхейс(в Гааге) + Музей ван Гога + музей Франса Хальса в Хаарлеме — производят совершенно нвероятное впечатление. Величайшее мастерство и гениальность — вот два слова, которыми можно это определить. Для меня это — незабываемые великие собрания. Великий Золотой Век. Гениальный Франс Халс, который еще в начале семнадцатого века знал, что такое импрессионизм и «чистый цвет»! По величию собраний для меня эти музеи, Прадо и Дрезденская Галерея — первые в мире.

    Голландская жизь на полотнах семнадцатого века — какая-то невероятно овеществленная, плотная и насыщенная. «Качественная»! И даже у совершенно невероятного, непостижимо одаренного Ван Гога чувствуется эта голландская «жизненность». Даже в его бедных, печальных и с грубыми лицами «Едоках картофеля».

  2. Мария, спасибо за еще одну интересную голландскую историю. Я примерно так и поняла причину голландского оконного «эксгибиционизма», о чем и написала в посте, который появится через несколько дней. Я сейчас в Перу, здесь неважно с Интернетом, так что на какие-то комментарии я могу задержаться с ответом.
    О гороховом супе. Копчености — обязательная часть ингредиентов, остальные — на Ваш вкус.

Добавить комментарий