Что делать в Женеве в воскресенье

Автор: | Опубликовано: 7/06/15

Женева – самый нешвейцарский город Швейцарии. Треть его населения составляют сотрудники международных организаций. Почти половина жителей города родилась не только за его пределами, но и за пределами Швейцарии.

На берегу Женевского озера стоит Национальный монумент, представляющий собой две тесно прижавшиеся женские фигуры. Они олицетворяют не изнеженность нынешних европейских нравов, а исторический факт присоединения дотоле независимой Женевы к Швейцарской Конфедерации, имевший место ровно двести лет назад. Так что и в этом отношении Женеву не назовешь колыбелью швейцарской нации. Даже самый знаменитый женевец, Жан Кальвин, чье имя дало название швейцарской ветви протестантской конфессии, и тот родом из Франции.

IMG_7797

Квартал Паки, в котором находился наш отель (выбранный из-за его стратегической близости к Центральному вокзалу), отражает непарадный фасад Женевы. Здесь живут преимущественно выходцы из Африки, Азии и Южной Америки, и здесь же находится небольшой женевский квартал красных фонарей. О его нравах повествует довольно посредственный роман Паоло Коэльо «Одиннадцать минут».

Ночью мы по Паки не ходили, а днем и вечером это вполне спокойное место, настолько спокойное, что за три дня я ни разу не видела в квартале ни одного полицейского. На каждой улице Паки арабские забегаловки соседствуют с китайскими, а индийские – с перуанскими. Качество еды не вызывает особого аппетита, чего не скажешь о многочисленных этнических продуктовых лавках.

Разглядываю витрину одного из индийских магазинов, рядом стоит пожилой индиец. Сверху, прямо над нами, курлыкают голуби. Это соседство в конце концов ознаменовалась тем, что пиджак моего соседа украсился изрядной порцией голубиного помета. Индиец посмотрел на изгаженный пиджак, затем на меня, и произнес задумчиво по-английски: «Это к удаче».

Отцам гороа не удалось скрыть памятник Руссо

На другой стороне улицы табличка извещала со швейцарской аккуратностью: «Квартал красных фонарей».

Кстати, о голубях. Нигде, кроме Женевы, мне не доводилось видеть голубей, безмятежно сидящих на ветках деревьев. И, пожалуй, нигде я не видела таких бойких воробьев, которые запросто садятся на столик дорогого уличного ресторана и нахально клюют хлебные крошки прямо у тебя под носом.

К ресторану мы еще вернемся, а пока несколько слов о том, что делать в Женеве, если вы оказались в этом городе в воскресенье. Вопрос непраздный, потому что все, кому я перед поездкой говорила о намерении провести воскресенье в Женеве, утверждали, что это совершенно бессмысленно: город полностью вымирает.

IMG_8290

Если иметь в виду автомобильное движение и работу магазинов, это чистая правда. В городе тихо, как на кладбище, даже слышно, как шелестят бесшумные женевские трамваи, которые обходятся не только без кондукторов, но и без автоматов, считывающих билетики (их именуют у нас дурацким словом «валидатор»). Есть у тебя билет, нет билета — садись в трамвай и езжай по пустынному городу.

Вавилонская башня, каковой Женева является шесть дней в неделю, и город знаменитых покойников, какой она предстает по воскресеньям, одинаково интересны. Потому что при всем своем космополитическом характере Женева – это, конечно, очень швейцарский город. О чем повествуют женевские памятники.

На берегу Женевского озера

Один из самых известных – памятник Жан-Жаку Руссо, между прочим, местному уроженцу. После смерти Руссо сторонники его революционных идей объявили о намерении увековечить память философа. Но отцы города, которые придерживались прямо противоположных идей, были категорически против. В итоге был достигнут чисто швейцарский компромисс. Памятник воздвигли на островке, там, где Рона вытекает из озера Леман, но его обсадили с трех сторон тополями, чтобы бронзового Руссо не было видно с берегов озера. Ирония заключается в том, что после постройки моста Монблан, та единственная сторона памятника, которая не окружена высокими деревьями, стала отлично видна и пешеходам, и автомобилистам.

Поскольку Руссо, автор «Новой Элоизы», воспевал в своих сочинениях «благородного дикаря», многочисленные романтики той эпохи принялись совершать в Женеву настоящие паломничества. Считается, что именно они заложили основы международного туризма, который и по сей день кормит город на берегу озера Леман. Неудивительно, что все, связанное с именем Руссо (как вообще все, что способно приносить деньги), по сей день окружено в Женеве почти религиозным почитанием.

IMG_8282

Другое дело, что любоваться памятниками в городе можно совершенно бесплатно, и этим хорошо заниматься именно в воскресенье, когда рассеиваются толпы туристов, а местные жители сидят дома или уезжают из Женевы.

Я хочу рассказать еще одну очень женевскую историю памятника на берегу Женевского озера. Это даже не памятник, а мавзолей. Его при жизни заказал большой оригинал Карл Второй, герцог Брауншвейгский. Соотечественники изгнали герцога с родины, и следует признать, что у них имелись на то немалые основания. Герцог был шизофреником и настоящим извращенцем, что в редкие минуты пребывания в здравом уме признавал и сам (ему приписывают фразу: «Если бы я не был так богат, то сидеть бы мне в доме для умалишенных»). Одной из фобий герцога была водобоязнь. Он настолько страшился воды, что однажды удрал от лондонских кредиторов на воздушном шаре.

На склоне лет Карл Второй обосновался в Женеве. Все свое немалое состояние он оставил городским властям, которые должны были соорудить на берегу озера огромный мавзолей с мраморным саркофагом. Непременным условием было то, что мраморный герцог должен был быть обращен к озеру ногами, так, чтобы он мог после смерти наслаждаться видом Женевского озера (странное желание для человека, всю жизнь боявшегося воды пуще смерти).

Сумасшедший герцог осуществил все свои желания, кроме одного: смотреть на Женевское озеро после смерти

Швейцарцы скрупулезно выполнили все желания сумасшедшего герцога, кроме последнего. Как может убедиться всякий, мраморное изваяние усопшего повернуто к озеру затылком. Видимо, скупые жители Женевы сочли, что премиальный вид на озеро ни за какие деньги не купишь. А вот любой турист, приезжающий в Женеву, может наслаждаться этим великолепным видом совершенно бесплатно!

Первое в Женеве здание, в котором установили лифт

Неподалеку от мавзолея находится знаменитый женевский отель Beau-Rivage, известный тем, что это было первое в Женеве здание, в котором установили лифт, и было это в 1873 году. В отеле останавливались герцог Брауншвейгский и куча других представителей знати и прочих знаменитостей, в том числе, небезызвестная императрица австрийская Сисси. Несчастная страсть красавицы-императрицы к швейцарскому отелю сыграла с ней злую шутку. Неподалеку от Beau-Rivage ее сразил кинжал убийцы. Бюст Сисси, не в пример более скромный, чем мавзолей другого постояльца отеля, можно видеть в Английском парке на берегу озера.

IMG_8246

Имя другой трагически погибшей женщины, Татьяны Зубовой, увековечено бронзовой табличкой на стене одноименного музея в Старом городе на улице Гранж. Татьяна была дочерью русского графа Зубова и богатой аргентинки Росарио Шиффнер. Когда Татьяна разбилась на машине в Уругвае, графиня Зубова подарила всю свою громадную коллекцию предметов искусства Женеве с условием, что музей будет носить имя ее дочери.

Как видите, распространенное заблуждение о том, что в Женеве нечем заняться в воскресенье, явно не соответствует действительности. Все, что окружает Женевское озеро, — это, как говорят пошляки, застывшая история, и от вас зависит оживить ее.

Сезонная спаржа с жареной фуа-гра

Ну, а напоследок можно вознаградить себя обедом в Café du Centre, которое славится своим воскресным бранчем на открытом воздухе. Это совсем не дешевое удовольствие, но, если вы хотите прочувствовать настоящую не туристическую кухню Швейцарии, – вам сюда, за один из столиков, расставленных под платанами. Та самая ядреная белая спаржа, которую вы сегодня утром созерцали на воскресном рынке Пленпале, окажется в вашей тарелке, и вы поймете разницу между привозной спаржей, которая продается в московских магазинах, и настоящей, свежей.

Кажется, я ничего не рассказала о феноменально красивом и вкусном рынке Пленпале? Не беда, сделаю это на днях.

Что делать в Женеве в воскресенье
4.4 | Голосов: 7

Фотографии

Рубрики

Серия статей: Швейцария, 05/2015

Понравилась статья?

Получайте анонсы новых материалов прямо на ваш почтовый ящик.
Уже более 1000 подписчиков!
 
*Адреса электронной почты не разглашаются и не предоставляются третьим лицам для коммерческого или некоммерческого использования.

комментария 2

  1. maria

    Ольга! Спасибо за исторический экскурс и за совпадение(как и всегда) ощущений: в Женеве(равно как и в других швейцарских городах и городках) в воскресенье делать, действительно, нечего. Разве что гулять вдоль озера, по набережной. Или на гору слазить(в кантоне Тичино). Смотреть на белых лебедей, на плещущуюся в озере рыбу. Два раза — хорошо, пять раз — ничего, а когда на постоянной основе… — трудно. Я сначала, не очень это понимая, поражалась, почему шоссе в Милан в воскресные дни забито до полного его паралича: мы стояли часто и по два часа. И все — машины со швейцарскими номерами, причем, номерами самых отдаленных, северных кантонов. А потом поняла. Дело не только в моллах около Милана. В Италии — жизнь, которая полна звуков; шумных, надоедливых(одни мотоциклы чего стоят!), но звуков жизни! А в Швейцарии — с ее немыслимой красивой — тишина. Часто тоскливая. В Лугано(курортном, в общем-то, городе — для богатых ) жизнь вымирает регулярно и в будние дни. После восьми вечера на улицах просто никого нет. Только мигают светофоры — непонятно для кого. И машина прошуршит. В Женеве и Цюрихе, конечно, поживее, но все же, все же. Как это непохоже на кипящую круглосуточно жизнь Амстердама; такая же маленькая страна, а какая разница!

  2. Ну мне-то за три дня в Женеве (из которых почти целый день выпал на поездку в Лион) скучно совсем не было, Мария. :) Хотя в принципе я понимаю, что Вы имеете в виду. Вот почему, собственно, мне так нравятся страны поюжнее.

Добавить комментарий