Чилийцы выкинули дом через форточку в «Метрополе»

Автор: | Опубликовано: 11/06/15

Вот уже несколько дней, как мой блог является площадкой ожесточенной полемики. Живущий в Петербурге перуанец с яростью неостывшего вулкана, каких так много в Южной Америке, доказывает, что единственной страной, имеющей право называться родиной писко, является, естественно, Перу. Напротив, соседняя Чили, которая также считает себя родиной этого крепкого напитка, не имеет, по его мнению, на это ни малейшего права.

Я сама невольно спровоцировала этот экзотический спор, опубликовав полгода назад репортаж из Перу, где наше семейство открыло для себя прелести писко и коктейлей из него. Там же содержалась фраза о том, что две соседние страны считают напиток своим.

Поскольку я эту кашу заварила, я же и заступаюсь за чилийцев перед их обидчиком.

Самое забавное, что только в минувшую среду мне впервые представилась возможность попробовать чилийский писко (и он мне очень понравился в коктейле pisco sour). Это произошло во время грандиозного гастрономического праздника «Вкус Чили», который чилийское посольство устроило в отеле «Метрополь» по случаю приезда в Москву большой группы производителей чилийских вин и оливковых масел.

SAMSUNG CSC

Во время банкета я оказалась рядом с Кристианом Кремаски из почтенного винодельческого дома Cremaschi Furlotti. Поскольку часть переписки с моим перуанским читателем ведется по-испански, я показала ее своему соседу. Тот был совершенно потрясен тем, что в далекой России кипят такие страсти по поводу писко. Кристиана совершенно не обидело то, что его заочный перуанский оппонент называл чилийский писко «самогоном». Сам Кристиан с большой теплотой отозвался о Перу и перуанской кухне.

Но в основном мы говорили, естественно, о кухне Чили и о чилийских винах. История семьи Кристиана Кремаски очень любопытна. Его прадед, итальянец, эмигрировал в Южную Америку в конце 19 века и обосновался в Аргентине. Здесь он основал винодельню, и дела пошли на лад. Дедушка Кристиана расширил семейную фирму, а вот отец промотал состояние. Пришлось четвертому поколению семьи Кремаски в лице Кристиана начинать все заново по другую сторону Анд, в Чили.

SAMSUNG CSC

Судя по всему, дела опять пошли на лад, потому что вот уже двадцать лет, как Кристиан продает свои белые и красные вина по всему миру, в том числе, в Россию.

Слушая Кристиана, я краем глаза следила за тем, что происходило на установленных в ресторанном зале экранах. Это был даже не документальный фильм о Чили. Скорее это можно назвать видео-путеводителем по регионам Чили и чилийской региональной кухне и продуктам. Чилийцы, как это говорится по-испански, tiraron la casa por la ventana, «выбросили дом через форточку». Все продукты, которые мы пробовали в тот памятный вечер, были чилийскими – от упомянутого коктейля писко саур до вин, лосося, морских водорослей, приготовленых к лососю в качестве одного из гарниров, фруктов и ягод.

Мой сосед с особым нетерпением ожидал, когда на стол подадут корейку из барашка с берегов Магелланова пролива. Поначалу я решила, что Кристиан – любитель баранины. Но потом до меня дошло, что он ожидал, когда к мясу разольют карминер из его винодельни Cremaschi Furlotti. Вино и впрямь было впечатляющим, как, впрочем, и шардоне Villa Santa Rita, а также очень приятное десертное вино Late Harvest Sauvignon Blanc от Concha y Toro.

«Похоже на чилийскую еду?», — спросила я Кристина. Я еще не знала в тот момент, что чилийцы привезли из Сантьяго двух поваров шефа (в том числе, известного шефа Алекса Манрикеса), которые приготовили банкет совместно с поварской командой «Метрополя». Вопрос явно застал моего собеседника врасплох. «Не знаю, что и сказать. На мой вкус — это хорошо, изящно приготовленная ресторанная еда. Но вообще-то чилийская кухня очень простая. И за это мы ее любим».

SAMSUNG CSC

И все же, что можно считать определяющим вкусом чилийской кухни? Неожиданно чилиец, сидевший по другую сторону столика, громко произнес: «У меня есть ответ на этот вопрос. Это – кинза. Мы используем в готовке много кинзы». – «Примерно так же, как аргентинцы используют много орегано?» — уточняю. – «Вот именно!» — говорит он.

Мой новый собеседник, Фернандо Карраско, оказался производителем оливкового масла Deleyda. А рядом с ним сидел Родриго Абатте из Las Doscientas. Об этом чилийском масле я уже писала в блоге, и оно мне очень нравится.

Родриго не преминул рассказать, чем чилийское оливковое масло выгодно отличается от испанского. В Испании оливки собирают вручную. Это приводит к тому, что между моментом сбора и началом переработки оливок проходит много времени, оливки окисляются, это влияет на качество масла. В Чили, которая едва ли не последней из производителей вышла на мировой рынок оливкового масла, в большинстве хозяйств самые современные машины, весь процесс сбора оливок механизирован, благодаря чему оливки поступают под пресс буквально прямо с ветки.

По сравнению с чилийским виноделием, чилийское производство оливкового масла находится еще в детском возрасте. Площади под оливковые рощи на порядок меньше виноградников. «Но мы имеем возможность сравняться по площади с виноделами, был бы только рынок сбыта», — говорит Родриго.

Чилийцы – по сравнению с другими южноамериканцами – считаются людьми не очень эмоциональными. Но хорошая еда и хорошее вино разговорят любого, и я любовалась тем, как мои собеседники с настоящей страстью рассказывали каждый о своем деле.

Много лет назад, когда мы с мужем жили в Панаме, мы разговорились с одним испанским священником. «Знаете, чем латиноамериканцы отличаются от европейцев? – сказал он. – Своей близостью к истории. Для латиноамериканца события времен Колумба и конкистадоров так же близки, как если бы дело происходило вчера». Я вспомнила эту фразу, когда мы с Кристианом вернулись к началу нашего разговора, о комичной полемике вокруг первородства национального напитка Перу и Чили. Две соседние страны полтора века назад воевали, чилийцы отхватили часть территории тогдашнего Перу, и перуанцы этого не забыли. Хотя в целом две страны прекрасно уживаются друг с другом сегодня.

Гораздо больше, чем тени прошлого, их заботят такие обстоятельства, как землетрясения и извержения вулканов, не признающие границ. Не так давно в Чили было сильное извержение вулкана Кальбуко, и туча вулканического пепла долго стояла над приграничным аргентинским курортом Сан-Карлос де Барилоче.

Оказалось, хозяйство Кристиана серьезно пострадало от извержения: часть виноградников засыпало пеплом. Он говорил об этом, как о достаточно прозаическом происшествии, вроде нашего снегопада зимой. Но после этого рассказа я с особым удовольствием пригубила бокал карменера из бодеги Кристиана.

Такая горячая земля. Такое вино. Такие люди.

Чилийцы выкинули дом через форточку в «Метрополе»
5 | Голосов: 9

Фотографии

Рубрики

Понравилась статья?

Получайте анонсы новых материалов прямо на ваш почтовый ящик.
Уже более 1000 подписчиков!
 
*Адреса электронной почты не разглашаются и не предоставляются третьим лицам для коммерческого или некоммерческого использования.

Комментариев нет

Ваш комментарий будет первым!

Добавить комментарий