Подсаженные на фастфуд, или не думай о миллисекундах свысока

Автор: | Опубликовано: 10/04/21

В стране, которую американский журналист Эрик Шлоссер назвал «Нацией фастфуда» (Fast Food Nation), из книг о фастфуде можно составить целую библиотечку. Тем не менее недавно увидевшая свет книга Майкла Мосса Hooked («Подсаженные») выделяется из ряда ей подобных.

Мосс – лауреат Пулитцеровской премии и автор книги «Salt Sugar Fat», еще одного исследования этого всеамериканского феномена. Но, как он рассказал в интервью New York Times, к тому моменту, когда его первая книга была опубликована в 2013 году, он сам отметал мысль о том, что корпорации фастфуда и обработанных пищевых продуктов могут сознательно подсаживать публику на свою продукцию. С тех пор он изменил мнение на противоположное. Книга Hooked рассказывает о том, как устроен механизм «подсаживания» людей на бургеры, мороженое, а равно и чипсы, печеньки и прочие снэки.

Это не публицистический памфлет о вреде фастуда, а научно обоснованный рассказ о том, как корпорации в течение последних десятилетий сознательно программировали свою продукцию таким образом, чтобы она максимально эффективно вызывала привыкание и безотлагательную потребность в насыщении голода по фастфуду.

На открытие первой в Москве франшизы Shake Shack в декабре 2013 года приехал владелец культовой нью-йоркской сети Дэнни Мейер (второй слева)

Аналогия с табачной индустрией здесь более чем уместна. Два десятилетия назад, в ходе одного из процессов над Philip Morris, гендиректор компании Майкл Шиманчик так ответил на вопрос, что такое зависимость (addiction): «Зависимость — это повторяющееся поведение, от которого многим людям трудно отказаться».

Именно такое поведение сознательно провоцировали табачные компании. Майкл Мосс доказывает, что тем же самым – но еще более эффективно – занимаются пищевые компании и сети фастфуда. Он утверждает, что фастфуд вызывает даже более сильное привыкание, чем табак, алкоголь или наркотики.

В облаке ароматного дыма эти парни готовят знаменитый чизстейк на рынке Reading Terminal в Филадельфии

Парадоксальным образом владельцы этих корпораций умудряются наживаться вдвойне, подчеркивает автор книги, поскольку с особым цинизмом поглощают компании, производящие продукты для похудания. Такие гиганты, как Heinz, Unilever и Nestle — все владеют теперь подобными бизнесами. Похоже, это индустрия замкнутого цикла: одни и те же корпорации провоцируют эпидемию ожирения и они же помогают вам сесть на диету.

«Я 10 лет копался в подбрюшье индустрии обработанных пищевых продуктов и до сих пор не перестаю поражаться, на какие ухищрения способна стратегия этих компаний для того, чтобы не просто проникнуть в базовые инстинкты, но и эксплуатировать наши попытки взять под контроль свои привычки», — говорит Майкл Мосс.

Фастфуд правит на филадельфийском рынке Reading Terminal

Как показывают исследования, на которые он ссылается, привыкание тем сильнее, чем быстрее содержащиеся в том или ином продукте химические вещества способны возбудить участок нашего мозга, отвечающий за удовольствие. Именно поэтому курение сигареты вызывает большее чувство удовлетворения, чем никотиновая наклейка: курение сокращает время на проникновение наркотика в мозг.

И вот самый поразительный пассаж из книги Майкла Мосса: он утверждает, что наша любимая еда возбуждает соответствующий участок мозга быстрее, чем любой самый сильный наркотик: «Для того, чтобы табачный дым возбудил мозг, требуется 10 секунд. Немного сахара на кончике языка достигает того же эффекта почти за полсекунды, точнее за 600 миллисекунд». Иными словами, в 20 раз быстрее сигареты.

Очень сладко, очень вкусно, очень вредно: легендарные Пончики на 1-й Останкинской в Москве все еще собирают очереди

Когда счет идет на миллисекунды, сам по себе термин фастфуд, или «быстрая еда», приобретает совершенно иное звучание.

Похоже, что эти и другие открытия, которые содержатся в книге Майкла Мосса, давно известны крупным корпорациям. Неудивительно поэтому, что табачные корпорации приобретают пищевые компании: тот же Philip Morris купил Kraft и General Foods. Что, по-своему, логично: речь о разных формах того, что в современном английском называется «стыдными удовольствиями» (guilty pleasures). Мы знаем, что это вредно, но не в силах отказаться от привычки. Чего мы не знаем, это того, что эти привычки возникают у нас не сами по себе; нас на них специально подсаживают.

Первый McDonald’s в Риме. В момент открытия в 1986 году он был самым большим в мире

Напоследок — две цифры, которые взяты из другой недавней американской книге о фастфуде: Drive-Through Dreams: A Journey Through the Heart of America’s Fast-Food Kingdom Адама Чандлера. Несмотря на все кампании за здоровое питание, 80% американцев едят фастфуд не реже одного раза в месяц; 97% американцев – хотя бы раз в год.

Подсаженные на фастфуд, или не думай о миллисекундах свысока
5 | Голосов: 8

Понравилась статья?

Получайте анонсы новых материалов прямо на ваш почтовый ящик.
Уже более 1000 подписчиков!
 
*Адреса электронной почты не разглашаются и не предоставляются третьим лицам для коммерческого или некоммерческого использования.

комментариев 6

  1. Лариса

    В головном мозге центр насыщения анатомически расположен рядом с центром удовольствий. Регуляция их сложная и сопряжена с влиянием многих гормональных факторов.
    Природа человека устроена так, что далеко не всегда он выбирает «полезное» поведение, что, впрочем, тоже может найти свое эволюционное объяснение.
    И, к сожалению, мы имеем массу примеров того, как те или иные влиятельные лица выбирают недальновидные или ошибочные модели поведения, увы…

  2. Ольга Бакланова

    С этим трудно не согласиться, Лариса. Хотя в данном случае автор книги пишет не столько о нерациональном поведении потребителей, сколько о вполне рациональном, хотя и предосудительном поведении тех, кто намеренно подсаживает публику на фастфуд.

  3. Лариса

    Ольга, именно это я и имела в виду, в последней фразе о влиятельных лицах.
    В тему мне вспомнилась знаменитая фраза Воланда: » Люди, как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было, Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или золота…»
    Хотя, по сути дела, изменение мест слагаемых на сумму не влияет и ответственность за свой выбор у каждого своя. При условии, конечно, что человек осознает эту ответственность.

  4. Ольга Бакланова

    Подписываюсь под каждым словом. Любопытно, что в случае с корпорациями те же деньги, точнее риск их потерять, являются главным стимулом для корректировки стратегии. Мы сейчас постоянно наталкиваемся на сообщения сетей фастуда о том, что теперь-то в их продуктах не будет того или сего. Что задним числом раскрывает, сколько всего вредного и вызывающего привыкание было в них (есть?) до сих пор. Производители газировки потратили в предыдущие десятилетия уйму денег, чтобы внушать потребителям: гигантское количества сахара в шипучке не вредит здоровью. Теперь они производят «диетические» напитки или «зеро», задним числом признавая: еще как вредит! Корпорации, конечно, — не записные злодеи: просто все, что слаще, солонее и жирнее — несомненно вкуснее. А значит лучше продается.

    Но и всякие запреты на вредные продукты, и повышенная забота людей о своем здоровье — тоже источник обогащения для корпораций. Посмотрите, как на глазах выросла целая индустрия, паразитирующая на целиакии. Все, что без глютена, в том числе, и множество продуктов, где глютена отродясь не было, теперь выдается за «здоровое» питание, хотя большинству покупателей безглютеновые продукты совершенно не нужны.

  5. Лариса

    Мне все же хочется верить, что не только алчность движет корпорациями при изменении стратегии. Ведь есть некая логика: не заботясь об общем здоровье населения, их потомки будут жить с больном обществе. Это же как рубить сук, на котором сидишь.
    На мой взгляд, одна из причин отмеченных Вами изменений — это изменение наших знаний о влиянии за здоровье тех или иных ингредиентов. Наука постоянно движется вперед, и новая информация иногда противоречит и отменяет уже известное мнение.
    В пищевой промышленность я не большой знаток, но если почитать биографии бизнесменов с мировыми именами, как Генри Форд, к примеру, можно заметить, что ими двигали, в первую очередь, идеи направленные на благо общества, а деньги пришли уже в процессе, не были первичной задачей.
    Возможно, я ошибаюсь, но так я вижу ситуацию.

  6. Ольга Бакланова

    Лариса, я в целом согласна с Вами. Дело не в алчности отдельных корпораций, а в том, что любое акционерное общество по сути своей обязано заботиться о прибыли акционеров. Новые знания держат их в тонусе. Как должны держать в тонусе и потребителей их продукции, т.е. нас с вами, что происходит далеко не всегда. Что касается Генри Форда, то не убеждена в том, что это самый удачный пример, иллюстрирующий Вашу мысль.

Добавить комментарий